Главная Продукция Контакты Заявка

Эксперты нащупали «дно» падения нефтяных цен: «Без инноваций в ТЭК провалимся еще глубже»

Дно падения нефтяных цен — $45-50 за баррель, после чего наступает рост из-за спада инвестиций в отрасль и, как следствие, снижения добычи и дефицита предложения. Несмотря на то, что сегодняшнее нефтяное пике на 90% спровоцировано геополитикой, «отскок» произойдет вне зависимости от политической обстановки: опускать цены еще ниже сегодняшней планки странам-производителям не позволяют бюджеты. О причинах дешевой нефти и дорогой добычи сегодня рассуждали участники круглого стола, посвященного ситуации на нефтяном рынке, передает корреспондент Накануне.RU.

Цены на нефть за последние два года упали в три раза, а спрос и предложение менялись не более, чем на 5%, привел данные директор Института энергетической стратегии, член комитета ТПП РФ по энергетической стратегии и ТЭК, профессор Виталий Бушуев. По его мнению, цены «уронили» не Ближний Восток, не Штаты и даже не спекулянты. Падение – закономерность рыночной структуры, и уже ей воспользовались все интересанты процесса.

«Вслед за подъемом всегда существует падение, потом выдерживается период, и цены начинают расти. Уровень $45-50 за баррель – это дно падения нефтяных цен, потому что через год-полтора просто не будет той добычи, которая нужна для поддержания мирового баланса. И цены полетят вверх, чтобы вновь были инвестиции для развития нефтяного сектора. Цена не будет превышать и $100-110 долларов, потому что это влияет на экономику. С точки зрения бюджетов всех страны оптимальная цена – $60-80 за баррель», — рассказал Виталий Бушуев.

По оценкам Института энергетической стратегии, по итогам 2015 г. стоимость нефти в среднем составит $68-70 за баррель, в 2016 г. – $70-75 за баррель, в 2018 г. – больше $90. Затем вновь последует глубокое падение.

«Повлиять на эту закономерность не может ни одна страна. Надо учиться жить в таких условиях, создавать стратегические резервы, и выстраивать политику так, чтобы в периоды минимальных цен мы не выкидывали на рынок максимальные объемы нефти», — считает Бушуев.

В надежде, что повлиять на ситуацию могла бы ОПЕК, страны-экспортеры просят созвать экстренное заседание и снизить квоты. Причем, к дискуссии они предложили привлечь и Россию. Но, по мнению экспертов, рынок картель уже не контролирует, в том числе, из-за разногласий внутри ОПЕК.

«Я боюсь, что 55-летний юбилей ОПЕК может стать последним её днем рожденья. Организация в той или иной степени столкнется с необходимостью переформатирования своей работы. Участники не исполняют свои же собственные решения и, главное, реально на рынок [ОПЕК] не влияет. К тому же на горизонте серьезный кризис в отношениях Саудовской Аравии и Ирана, который уже просит вернуть ему квоты. Поэтому предложения о вступлении России в ОПЕК бессмысленны», — говорит генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Даже если внутри ОПЕК будет согласие, стоит картели снизить добычу, ее восполнят производители, не входящие в организацию, добавляет президент Центра энергетической дипломатии, профессор МГИМО Станислав Жизнин.

«Причины изменений еще и в том, что цены определяются на фьючерсном рынке – рынке ожиданий. Стоимость растет, если инвесторы ожидают, что в отрасль нужно будет вкладывать. Ожидания раньше были связаны с развитием Китая, сейчас их нет», — объясняет он.

Вряд ли стоит ожидать падения цен на нефть до $20-30, так как $40 – это уже тот уровень, после которого закрываются предприятия. Сланцевая добыча в США стабилизируется при $60 за баррель. Для российского бюджета комфортный уровень цен – порядка $70, для российских компаний – гораздо ниже. Симонов отметил, что этот парадокс связан с «ножницами Кудрина» – налоговой системой, благодаря которой последствия для казны от падения цен куда более серьезные, чем для недропользователей:

«Смысл системы в том, чтобы «срезать» все сверхдоходы компаний и забирать их в пользу бюджета при высоких ценах на нефть. Отсюда и секрет нашего бюджетного благополучия. Но как только цена пошла вниз, пострадал в больше степени бюджет, в меньшей – нефтяные компании. Тем более, что они получили компенсацию от девальвации рубля. Сейчас нефтяным компаниям больше интересны не высокие цены на нефть, а вменяемая налоговая политика».

На днях из правительственных кабинетов поступила информация, что в конце октября президенту Владимиру Путину доложат о падении добычи к 2035 г. на 30%. Тенденция вызвана сменой структуры запасов – в перспективе разработка ТРИЗов и шельфа. Если разведанные месторождения Западной Сибири могут сохранить рентабельность и при $20, то требующие технологических и финансовых затрат проекты стартуют только при дорогой нефти и при очередном цикле снижения цен будут под ударом. Обезопасить себя можно с помощью разработки инновационных решений, удешевляющих добычу. Но наука испытывала дефицит средств и при стоимости барреля в $145. Сейчас вопрос встал ребром: или начинать вкладывать в инновации или рапортовать о снижении добычи.

«Есть поручение о создании 25 млн рабочих мест, нужно развивать стратегию и использовать возможности нефтегазовой отрасли для подъема всей экономики. Нефтегазовый комплекс России имеет самую мощную минерально-сырьевую базу, создана инфраструктура, есть квалифицированные кадры . Несмотря ни на какие сложности, надо развивать инновационный процесс в ТЭКе, что поддержит модернизацию других отраслей», — отметил научный руководитель Института проблем нефти и газа РАН Анатолий Дмитриевский.

Версия для печати

Сайт сделан в компании «WebPower» (создание сайтов, реклама и продвижение в интернете).
Система управления сайтом WebPower-CMS